Марсианские хроники

Чем дальше на юг от Лимы, тем пустыннее стано­вятся обочины вьющейся между глинистыми холмами дороги. В конце концов, исчезает все, и остается только песок: то серый, то краснова­тый, то желтый, он покрывает все вокруг. Это тянется из Чили к столице Перу своим горячим языком пустыня Атакама, самая засушливая на планете. Из-за чего департамент Ика имеет совершенно инопланетный вид: если напоить вас в Лиме писко до беспамятства и под покровом ночи привезти в одну из здешних пустошей, утром вы точно решите, что оказались на Марсе.

Ика — единственный южный департамент Перу, целиком лежащий на равнине, аккурат между предгорьями Анд и оке­аном. Холодное течение и горячий воздух пустыни, сталкива­ясь, вызывают постоянные сильные ветра, поднимающие тучи песчаной пыли, — их здесь называют «паракас». Точно так же зовутся и главный курортный район — полуостров Паракас, и самый крупный город на побережье. Городок, как и поло­жено приморскому курорту, ничем не примечателен, но без­мерно обаятелен. Гавань с частоколом мачт, рыбацкие лодки вдоль берега, маленькая набережная с сувенирными лавками, открытые кафе с настырными зазывалами. Самого бойкого зовут Капучино, хотя своим бодрым позитивом и расслаблен­ностью движений он явно обязан вовсе не кофе, и избавиться от него невозможно — да и не нужно, кружка светлого перуан­ского пива и тарелка свежайшего сифуда никогда не бывают лишними. Присядешь на пять минут, да так и проведешь пару часов — ожидая добавки лучшего на свете севиче с лаймовым соком и долькой сладкого картофеля и наблюдая за неспешной курортной жизнью. По набережной гуляют туристы, по пара­пету — пеликаны, один местный старичок даже умудрился при­ручить троих. Фернандо, Альфонсо и Армандо по его коман­де выстраиваются в красивую шеренгу, раскрывают крылья и клювы, ловят подброшенных рыбин и преследуют скупых на чаевые туристов с видом заправских гопников. На берегу пе­ликаны кажутся огромными и неуклюжими, особенно когда устраиваются подремать, долго и сложно складываясь: сначала укладывают длинную шею между лопатками и пристраивают на груди клюв, а потом рушатся вниз, как мешок с песком. Зато в воздухе птицы резко теряют всю свою комичность — мощно рассекая воздух крыльями, они летят над водой на бреющем полете как стратегические бомбардировщики, и невольно хо­чется втянуть голову в плечи.

ПТИЦЫ ВЫСОКОГО ПОМЕТА

Наблюдение за птицами — один из главных козырей полуостро­ва Паракас, почти целиком занятого огромным национальным парком. От городской пристани и отельных пирсов каждый день отправляются морские круизы к удивительным островам Бальесгас, заповедному архипелагу, который называют маленькими Галаиагосами. На красно-рыжих скалах посреди океана обитает множество редких птиц, пингвины, тюлени, одна из самых больших в мире колоний морских львов и еще целый отряд сборщиков гуано. Помет здешних птиц — ценней­шее органическое удобрение, которое в иные времена цени­лось дороже золота. Первыми его несравненные качества оценили еще древние инки — собственно, само слово «гу­ано» одно из немногих, ко­торые мир заимствовал из их языка. Перу сегодня является крупнейшим мировым экспортером органических удобрений: миллионы птиц за год покрывают скалы полуметровым слоем золотоносного помета — и продукт выдают качественный, что особенно чувствуется, когда экскурсионный кораблик подхо­дит с подветренной стороны. Гуанеро — единственные люди, имеющие право гулять по островам, туристы могут наблюдать за этим птичьим царством только с лодок.

На обратном пути кора­блик делает еще одну оста­новку — там, где на одной из оранжевых скал ясно видны очертания огромной фигу­ры: не то трезубца, не то канделябра, а может, и вовсе кактуса. Никто не знает, откуда взялся этот геоглиф и сколько ему лет: дождей почти не бывает, земля не подвержена эрозии, и изо­бражения могут оставаться нетронутыми веками.

НАСКА-ШОУ

Главная коллекция геоглифов — на плато Наска. Рассмотреть изображения, включенные в Список наследия ЮНЕСКО, мож­но только с воздуха — собственно, о них никто и не знал, пока над пустыней не начали летать самолеты. Чтобы увидеть фи­гуры своими глазами, нужно отправиться в город Писко, пре­одолеть искушение и не свернуть в Качиче, где лучшие в стране виноградники, фабрики по производству писко и деревня бе­лых ведьм, а добраться до маленького полувоенного аэродрома. Несмотря на скромные размеры, здесь все как у взрослых: стой­ка регистрации (взвешивают правда не багаж, его на борт брать нельзя, а лично вас, к счастью, за перевес доплаты не требуют), посадочные талоны, металлическая рамка и сканер, гейты и объявления с булькающим «та-да-дам» перед каждым вылетом.

На стойке регистрации будет стоять вазочка с лимонными леденцами — берите обязательно и побольше, эго хорошее средство от укачивания, и оно вам весьма пригодится. Добрав­шись до плато Наска — ма­ленький самолетик на дюжи­ну мест тратит на это минут сорок, — летчики начинают исполнять фигуры высшего пилотажа: делая крутые виражи и ложась то на один бок, то на другой, чтобы все пассажиры могли как следует рассмотреть изображения.

Всего здесь около 700 геометрических фигур и три десятка больших рисунков — колибри, скорпионы, обезьяны, пауки и загадочный человечек, напоминающий астронавта. Многоме­тровые изображения вырыты в каменистой земле сотни лет на­зад, и ученые так до сих пор и не разобрались, с какой целью. Некоторым даже мерещатся в них следы внеземной цивилиза­ции. Местные же посмеиваются и уверяют, что рисунки — что-то вроде календаря агронома: по расположению звезд и светил над ними определяли время посевных и уборочных.

Но даже геоглифы не впечатляют так, как вид с высоты. С од­ной стороны — бескрайний океан, с другой — предгорья Анд в го­лубоватой дымке, между ними — широкая песчаная река. Дюны с их причудливым рельефом с наплывами и потеками похожи на растекшийся сливочный крем. Иногда между ними появля­ются оазисы: аккуратная геометрия полей, какие-то поселки с расчерченными как по линейке улицами, голубые окружности водохранилищ. Видно, как человек и пустыня отвоевывают друг у друга пространство, то побеждая, то проигрывая.

КИН-ДЗА-ДЗА ПО-ПЕРУАНСКИ

Пустыня — еще один повод для поездки в Ику и один из главных местных аттракционов. Тут и там посреди дюн торчат домики, сараи, какие-то загадочные заборы и вышки — как будто деко­рации к фильму «Кин-дза-дза». Так и кажется, что сейчас из-за дюны выкатится пеиелац с эцилопами. Выкатываются однако машинки-багги — не те, которые возят гольфистов, с парусино­выми крышами и мягкими сиденьями, а те, на которых гоняли отморозки в Mad Мах: железные каркасы на крепких колесах с полным приводом и грозным рыком. Их пассажирам надевают защитные очки, накрепко пристегивают, выдают лихого води­теля и отправляют гонять по барханам. Багги носится с диким ревем, закладывает лихие виражи, штурмует песчаные кручи под невероятными углами, выбрасывает из-под колес тучи пе­ска — бешеная гонка вызывает не меньше восторга, чем амери­канские горки, и все время хочется визжать и поднимать руки вверх.

На самой высокой дюне водитель высаживает пассажиров и выдает собравшимся сендборды. Те, кто владеет снарядом, пы­таются спуститься на своих двоих, чайники же усаживаются на доску, как на санки, или ложатся пузом и едут вниз, повизгивая и болтая ножками. Поразительно, но царапучий песок оказы­вается не менее скользким, чем снег, доска развивает порядоч­ную скорость, так что занятие приносит не меньше адреналина, чем сноуборд или серфинг. Только вот песок забивается всюду, и потом в номере из волос, носков, трусов и ботинок вытряхи­вается еще одна небольшая дюна.

АРГУМЕНТЫ И АРТЕФАКТЫ

Песок в пустыне — белый и мелкий, почти как сахар. Запол­ненные им бутылочки на набережной продают как сувениры. Еще один популярный сувенир — маленькие копии Камней Ики, удивительных андезитовых валунов с выгравирован­ными рисунками, от сюжетов которых историки впадают кто в столбняк, кто в истерику — настолько они противо­речат концепции мировой эволюции. На камнях, которые постоянно продолжают находить в окрестностях Ики, при­сутствуют и динозавры, и летательные аппараты, и врачи, проводящие хирургические операции, карты неизвестных материков и изображения катастроф вселенского масшта­ба. Большая коллекция этих каменюк хранится в Museo de Piedras Grabadas в городе Ика.

В этих краях вообще много загадочных артефактов. Напри­мер, глиняные курганы в Кауачи, некогда самом могуществен­ном городе цивилизации наска, и спиралевидные акведуки «пукиос» в местечке Кантайок. Поразительный некрополь: грандиозная система пещер-могильников, в которых было най­дено множество мумий, обернутых в невероятной красоты тка­ни, — и ткани, и мумий со странными вытянутыми черепами, и прочие поразительные находки можно увидеть в музее Ситио Хулио С. Тельо в Паракасе.

Чем дальше, тем интереснее — Ика не удовлетворяет любо­пытство, а лишь разжигает его все новыми и новыми загадка­ми. Поэтому не надейтесь все изучить и разведать, лучше по­обещайте себе вернуться.

Комментарии

Вы должны войти для комментирования.